Гренландия от Александра Акишина

Много лет, поглядывая на карту мира, мой взор падал на огромный остров, расположившийся в Арктике. В его названии присутствовала скромная приписка «(дат.)» и лежа совсем близко к Канаде, с этой припиской он выглядел как самая отдалённая и необычная часть Западной Европы. До Гренландии очень сложно добраться и ещё сложнее перемещаться по этому острову величиной c Испанию, Францию, Германию, Италию и Польшу взятые вместе. Все города и деревни Гренландии располагаются у побережья, у изрезанных берегов, во фьордах и бухтах. К самому океану подступают горы и ледники: где-то они отвесно обрушиваются в воды, а где-то дают людям возможность обустроить свой скромный быт взаперти между берегом и льдами, на небольших равнинах. Из-за крайне малой плотности населения и значительных расстояний между населёнными пунктами, а также сложнейшей географии, в Гренландии почти нет дорог. По крайней мере, ни один город не соединён дорогами с другим городом. Всего было построено лишь 150км из них, и только 60км асфальтированы. Это значит, что любая междугородная поездка возможна либо по воздуху, либо по морю. На самом деле рассчитывать стоит лишь на морские перемещения, небольшие аэропорты (там, где они есть) постоянно закрываются из-за налетающего с моря тумана, а стоимость перелётов совершенно немилосердна.

Летом мне довелось совершить круиз вокруг Гренландии, оказаться наконец в этом краю льда и снега, и узнать много ли Европы в этой датской территории. Круиз проходил на борту одного из кораблей компании Silversea — одной из самых роскошных круизных компаний в мире. Не вдаваясь сейчас в подробности, сервис на борту был, если в одном слове, то идеален. Если в нескольких, то предугадывались все желания, каждое действие было запланировано, для каждого гостя подыскивался лучший вариант отдыха и интенсивности экспедиционной нагрузки.

Гренландия, в силу очевидных причин, остаётся достаточно малоизвестным туристическим направлением. Первые круизы к острову стали организовываться примерно 7 лет назад, и они были очень коротки — один-два дня. Но по итогам почти двухнедельного круиза я должен признать, что Гренландия совершенно не заслужила такого игнорирования своих красот и истории.

Всё начинается в Исландии, стране хмурого неба, раскатистого полога туч, вулканов и лавы, воды и ветра. Увидев красоты местных земель, невольно задаёшься вопросом: «Может стоит осмотреться здесь, а не плыть через Датский пролив к ледяному острову?».

исландияИсландия, национальный парк Тингведлир

Поверьте, надо. В гавани Рейкьявика на борт поднимают наш багаж, а в каюту сопровождает личный лакей. Не могу не признать, что меню подушек, бережливо приложенное к нескольким иным бумагам на письменном столе, поразило меня в самое сердце. Начало путешествия сопровождается несколькими официальными мероприятиями: учебной тревогой, а затем небольшим приёмом в мастер—каюте. Остальное время можно посвятить наблюдению за выходом из порта и остающейся за кормой полоской суши. Впереди почти тысяча километров Северной Атлантики.

Первые сутки проходят в шумном и непогожем Датском проливе, отделяющем Исландию и Гренландию. В это время начинаешь обвыкаться с кораблём, принятыми на нём порядками, знакомиться с другими участниками круиза. Всего нас на борту было совсем немного, чуть более 50 человек. На корме четвёртой палубы расположен ресторан. В какой-то мере это — альфа и омега жизни на борту. Как бы того ни хотелось, но вокруг его работы выстраивается весь распорядок дня. Отказаться от великолепных круассанов, свежих фруктов, пробуждающего кофе — с утра, или от оленины в винном соусе — вечером просто невозможно. Мысли о том, сколько и какой еды хранится на борту, и какую работу ведут каждый день повара, одолевали меня на протяжении всей поездки. Чудесный воздух, впечатления — всё это берёт своё и есть действительно хочется регулярно. Можно считать, что первый день уйдёт на привыкание к жизни на борту. Некоторая леность его и размеренный ритм на самом деле обманчив. Каждый следующий день будет очень насыщен самыми разнообразными впечатлениями. 

исландия1 Отплытие из порта Рейкьявика

Закончив суточный переход через Датский пролив, корабль к утру второго дня подходит к восточному побережью Гренландии. Эту часть острова, который и так не отличается числом и размером своих поселений, можно считать абсолютно дикой. На многие тысячи километров береговой линии здесь всего два небольших города и несколько деревень. Утром по внутрикорабельной системе оповещения всем сообщают, что впереди уже видно фьорды и горы Гренландии. В этом плане экспедиционная составляющая поездки возвышается над круизной, и в случае наблюдения необычных природных явлений всех обязательно об этом оповестят. Так всех могут известить о появлении китов по правому борту или разбудить за полночь, если будет наблюдаться сильное северное сияние. Таковы правила игры и это прекрасно.

Вот и в это утро, быстро перекусив, я не мог не одеться теплее и идти на панорамную палубу встречать Гренландию. Вокруг были видны белые глыбы айсбергов, и трудно было не удержаться от того, чтобы безостановочно снимать их. Нашей главной целью в этот день было пройти через Скьёльдунген фьорд. Его особенностью является П-образная форма, которая позволяет войти во фьорд через северное устье, углубиться на 40 километров вглубь по направлению на запад, там повернуть на юг, пройти ещё 10 километров через узкий перешеек, совершить ещё один поворот, теперь на восток, и начать выплывать из фьорда через его южное устье. Те 7-8 часов, что вы проводите неторопливо проходя через Скьёльдунген, совсем не однообразны. Наоборот, каждые несколько минут вид меняется на другой, не менее захватывающий.

IMG 5268Безмятежный Скьёльдунген фьорд

Гренландия в таком приближении даже пугает. Отвесные склоны гор обрушиваются в пронзительно-синюю воду, сквозь которую проплывают белые громады льда. По вершинам гряд лежат снега и льды. Так выглядит почти вся береговая линия востока острова. Живой природы вокруг почти нет. Мхи, лишайники, кое-где видна трава, и летают морские птицы. Но масштаб этого сурового края поражает. Наш корабль здесь словно щепка, страшный ветер с ледников заставляет держаться поручней в летний день. Но в самом фьорде гораздо спокойнее, мы защищены от ветра стенами гор. За несколько часов сменяются, кажется, все возможные цвета воды: от чёрно-синего до изумрудно-бирюзового. В глубине фьорда, его северо-восточной точке, мы задержимся. Нас высаживают на моторных лодках-зодиаках на воду к запланированной достопримечательности, главной жемчужине дня — леднику Трим (Þrymr). Гренландия на 80% покрыта огромной ледяной шапкой, как Антарктида. Трёхкилометровая толща льда из центральных областей острова под своей массой стекает к побережью. Трим–одна из таких точек. На деле, это 35метровая стена синего льда, которому может быть до ста тысяч лет.

IMG 5080Ледник Трим

Постепенно ледник тает и от него откалываются большие и малые льдины, становящиеся айсбергами и выходящими в открытое море. Там их подхватывают морские течения и эти льды могут выбрасываться в Северную Атлантику.

Вокруг мириады льдинок, они тают в водах фьорда с непрекращающимся потрескиванием — это лопаются пузырьки застывшего в них тысячи лет назад воздуха. В прозрачной воде проплывают тюлени. Внезапно раздаётся страшный треск, сотрясающий весь фьорд, но за ним ничего не происходит. Это раскалывается или продвигается ледник. Оценив великолепие природы и страшную силу, затаившуюся в ней, мы возвращаемся на борт. Остаток дня мы выходим из фьорда, но пейзажи становятся только лучше. Абсолютный штиль, и вода превращается в зеркало. По левую руку с километровых скал обрушиваются водопады — это тает снежный покров на горах и вниз обрушиваются тысячи тонн воды. Некоторые каскады состоят из семи-восьми ступеней, каждая по сотне и более метров.

IMG 5307

Нам всё так же сложно соизмерить масштаб природы вокруг нас хоть с чем-либо, до тех пор пока зодиак со штатным оператором и фотографом не спускается на воду и не оказывается поблизости от казавшегося небольшим айсберга.

IMG 5151Несопоставимый масштаб Гренландии

Уйти с палубы решительно невозможно, такой красоты я в жизни никогда не видел. На выходе из фьорда горы становятся ниже и вновь возникает страшный арктический ветер, хочется уйти внутрь корабля. Но едва мы выходим в открытое море, нам встречается крупный айсберг. Капитан сообщает: «300 на 400 метров, высота около 45 метров над уровнем моря». А значит там, внизу, в толще ледяной воды ещё 400 метров льда.

Безнный

Цвет и фактуру льда сложно описать словами. В низком солнце он то кремово-розовый, то становится настоящим синим. Вдалеке появляются киты. Наш дрейф вокруг айсберга завершается и мы движемся в новый день. В дымке закатного солнца десятки айсбергов.

 IMG 6675

Новый день и новые фьорды. Теперь наш путь лежит через южную оконечность Гренландии, чтобы начать вновь двигаться на север, но теперь вдоль западного побережья. Гренландию можно обогнуть вдоль мыса Фарвел (Уманарссуак по-гренландски) или «срезать» сквозь сложную систему фьордов, составляющую пролив принца Кристиана. Это стокилометровый пролив, кое-где шириной не более полукилометра, окружённый страшными чёрными скалами до 1200 метров высотой. День выдался ненастным, небо посерело, налетал ледяной дождь. Через несколько часов, оставив настоящую пасть из гор позади нас, мы оказываемся будто на перекрёстке.

 IMG 5651
Пролив принца Кристиана

Со всех сторон смыкаются фьорды, а мы движемся к дальней оконечности этого пространства из скал и воды. Там не только находится правильное устье, но и лежит единственная деревня на нашем пути сегодня — Ааппилатток. Она заперта на небольшом участке относительно ровной земли, которая крайне редко встречается в этих краях, между горой и бушующим морем. Здесь нет не то, что дорог, а даже возможности прогуляться, так как все подступы к поселению закрыты отвесными скалами. В этой изоляции проживает около 130 человек, которым несколько раз в год завозят продовольствие и бытовые товары на вертолёте или судах. Функционирует церковь, хор, школа и рыбозаготовительный цех. Есть даже небольшое футбольное поле и «уличное» освещение, работающее от дизель-генератора. Немаленькие в общем-то двухэтажные домики ярких цветов почти неразличимы на фоне безмерной горы, у которой они приютились. Местные жители организуют небольшой приём в церкви и хор исполняет песни на гренландском. Немного свободного времени и появляется возможность взглянуть на Ааппилатток с камней над деревней.

 IMG 5973
Ааппилатток

Вероятно молодое поколение такой ритм жизни или крайне небольшие возможности, которые даёт место, не очень устраивают, за последние десятилетия население сократилось более, чем вдвое. В школе учится только 7 детей, раньше было более 30. Такая ситуация характерна для многих деревней в Гренландии, их исчезновение стремительно.

В следующие дни достопримечательности следуют одна за другой. Мы высаживаемся в первом городе в Гренландии — Нанорталике. Здесь немного больше 1200 жителей, но тут настоящая цивилизация. Мало ли! Есть асфальтовая дорога протяжённостью в несколько километров и даже ездит такси! Банкомат, кафе, супермаркет, культурный центр. Во всей Гренландии жители кормятся морем и работают в море. В этом плане и здесь всё неотличимо. Но то, как эти маленькие разноцветные домики, будто прямиком из Дании, расположены в природных ландшафтах, поражает. Земля вокруг Нанорталика холмиста, покрыта валунами, заросшими мхом, будто лавовые поля Исландии. Вокруг летают чёрные вóроны, не опасающиеся здесь человека и разбавляют тишину своим хрипом. В дальнем конце города расположилось большое кладбище. По гренландской традиции на нём установлены безымянные белые кресты. Местные верят, что после смерти человека на могиле нельзя оставлять его имя. Ровно за кладбищем лежит дальняя часть города, необычно контрастируя многоцветием с белыми крестами.

 IMG 6357
Кладбище в Нанорталике

Вечером того же дня мы высаживаемся на необитаемом острове под названием Уунарток. Предзакатные часы мы проведём в «диких» горячих источниках под открытым небом с айсбергами и горбатыми китами, проплывающими совсем неподалёку. В горном ущелье поодаль, обрушиваяся в долину, сгущаются тучи. На пронзительном ветру трепещут арктические цветы. Летний сезон для них почти завершён. Перед тем, как наша небольшая, но внушительная для этих краёв, группа смогла окунуться в источники, нам пришлось потревожить досуг местных жителей. По-видимому, жители Нанорталика на катерах добираются до Уунартока, чтобы отдохнуть и понежиться в горячей воде. Покуда мы сидим в источнике, опасаясь высунуть даже шею, от огромного айсберга, проплывающего через пролив, откалывается огромная льдина. От неё поднимаются внушающие волны и брызги. А через некоторое время начинает переворачиваться и сам айсберг, у которого сместился центр масс. Природа живёт своей жизнью, а нам пора возвращаться на борт корабля к очередному ужину в окружении айсбергов и гор при закатном солнце.

Новый день и новый порт. Город Какорток — очень крупный по гренландским меркам населённый пункт. Здесь асфальтированные дороги, общественный транспорт (автобусы), общественные учреждения, целый школьный комплекс.

IMG 6856Какорток

Тут живут как в небольших отдельно стоящих домах-коттеджах, так и в многоквартирных, многоэтажных зданиях (трёхэтажных, если быть откровенными). Улицы серпантином взбираются наверх от гавани, и это крайне характерно для большинства гренландских городов, ведь равнин тут почти нет. На гребне бухты стоит красивая модернистская церковь. Инуиты были обращены в лютеранство датскими проповедниками в 18м веке и традиционные верования сейчас большой популярностью не пользуются. Оформление церкви объединяет датские и местные традиции. Как и в датских церквях здесь много дерева, в оформлении часто встречаются модели кораблей. А инуитская специфика привнесла использование таких экзотических деталей, как тюлений мех в обивке мебели и шкуры животных на полу. В городе есть магазины, туристический центр с сувенирами и картами, рынок, кафе и кое-где даже WiFi — огромная роскошь в этих краях. Но главной целью этого дня является не Какорток, а один из фьордов неподалёку. Там лежат руины фермы викингов и наиболее сохранная каменная церковь времён первичной колонизации Гренландии европейцами в 11м веке нашей эры.

Помимо того, что это наилучшим образом сохранившаяся архитектура времён викингов, данное место имеет высокую историческую значимость для археологов и исследователей. Здесь, именно в церкви Вальсёй (Hvalsey), в 1408 году сочеталась браком заброшенная бурей в Гренландию исландская пара.

 IMG 7182
Руины церкви Вальсёй

Это оказалось последним письменным свидетельством нахождения викингов в Гренландии. Ещё через 40-60 лет любое европейское присутствие на острове прекратилось. Ответа на вопрос: «что же стало с викингами в Гренландии?» так и нет. Существует лишь ряд соперничающих между собой правдоподобных гипотез. Ну а в Вальсёй можно взглянуть на то, в каких же условиях жили покорители Гренландии. В этот летний день прибрежные зоны у устья фьорда, где и располагалось поселение, покрыты сочными травами и цветами. В ярко-синей воде плавают затянутые сюда айсберги. Археологически значимая территория отделена забором, за которым пасутся овцы — это место, как и тысячу лет назад, остаётся фермой. Пейзажи уже не первый день захватывают дух, но в эти дни особенно тепло и, кажется, можно поверить, что жизнь в Гренландии не так уж сурова. Но это, конечно, не так. Вокруг каменного остова церкви, в котором прекрасно сохранились арки витражей и дверей, расположен семейный дом. Огромное фермерское хозяйство, дом площадью около 300 квадратных метров, в котором и жили, и работали, и содержали скот страшной тёмной зимой. Викинги не жили деревнями. В Гренландии существовало два крупных поселения викингов: более крупное и погожее Западное (мы находимся на его территории), и Восточное. Фактически, это были системы из множества ферм, раскиданных по огромным площадям в различных фьордах. Чтобы добраться от одной фермы в поселении до другой мог потребоваться не один день в неспокойных северных водах. И тем не менее здесь были церкви, и происходило общение поселенцев, живущих на ледяном острове в почти абсолютной изоляции от всего мира. Для постройки церкви нанимали каменщиков и витражистов из Англии, закупали бронзовые колокола. Средства на постройку таких сооружений получали за счёт продажи моржового бивня, ставшего для европейцев заменителем слоновой кости в Средние века.

История появления викингов и европейской цивилизации в Гренландии лучше раскрывается на следующий день. Наш путь лежит в Браттахлид и Иттилек. Оба места играют большую роль в истории острова. Эрик Рыжий, изгнанный из Норвегии, а затем и из Исландии за убийства, основал ферму в месте, которое теперь известно как Браттахлид. После того как трёхлетний срок его изгнания из Исландии закончился, он вернулся в Рейкьявик и развил крупную рекламную кампанию новой земли обетованной, которую он сам назвал «Зелёной страной» — Гренландией. Всеми правдами и неправдами он смог уговорить отправиться из страны льдов — Исландии в страну зелени — Гренландию несколько десятков судов с командой и скарбом. Только половина смогла преодолеть этот первый переход. Эти исландские викинги стали первыми европейскими жителями Гренландии. В этих краях они стали заниматься фермерским хозяйством и охотой. Чем больше была ферма, тем богаче была семья. Неудивительно, но у Эрика Рыжего была одна из самых больших ферм. Однако главным, за чем викинги удалялись от какой-либо цивилизации, был выход из-под власти какой-либо короны. В Гренландии они не должны были платить налоги и были полноценными хозяевами своей жизни. Тут не было войн и сюда не дошли многие европейские эпидемии, например, чума. В общем, было и что-то приятное в таком образе жизни для людей, которые знали, как обеспечить себя всем необходимым в условиях изоляции.

IMG 7312
Памятник Эрику Рыжему в Браттахлиде

В Браттахлиде воссоздали несколько археологических памятников времён Эрика Рыжего. Это земляной дом, в котором жила семья и пережидали страшные зимы. Здесь есть и небольшая христианская часовня для жены Эрика, которая была обращена в христианство норвежскими миссионерами, и потребовала от мужа предоставить ей возможность молиться за свою душу. Рядом с этими небольшими зданиями теперь расположилась инуитская деревушка. Самой примечательной деталью пейзажа является ростовой памятник Эрику, стоящий на гребне утёса над деревней. Он соседствует с инуксуками — каменными фигурами-идолами, использующимися инуитами для обозначения священных мест или направлений движения во фьордах.

 IMG 7354

Со временем христианство стало основной религией для викингов, долгое время бывших язычниками. Норвежские миссионеры провели хорошую работу. Со временем Гренландия становилась всё более и более связанной с Европой территорией. Наступившее изменение климата, вызывавшее постепенное похолодание, поставило викингов на грань выживания. Они были вынуждены признать своё подданство норвежской короне, установить эксклюзивные торговые отношения, но взамен регулярно получать суда с провиантом от короля. Кроме того, Гренландия становилась частью христианской церкви, и в неё назначался епископ. А значит появлялась кафедра и кафедральный собор. Кафедру было решено расположить в Иттилеке, в прекрасной долине, похожей на альпийскую. Чтобы попасть туда, из фьорда необходимо преодолеть небольшой горный перевал, с гребня которого открывается потрясающей красоты вид.

 IMG 7416
Долина Иттилек

Огромный зелёный дол, раскинувшийся вокруг озера, за которым постепенно наплывают горы. На такой вид я мог рассчитывать в Альпах, но для Гренландии он как будто бы слишком спокоен и тих. Внизу, за перевалом, лежит посёлок на окраине которого видны руины крупного кафедрального собора. К сожалению, сохранилось от него очень немного. Камень, который был использован в кладке, постепенно растащили при повторной колонизации Гренландии — теперь уже Данией. И сейчас его можно видеть в стенах старых деревенских домов. Но Гренландия и не является страной, в которую отправляются за архитектурными достопримечательностями. Здесь правит бал дикая ещё и живая природа. В Иттилеке она непохожа ни на что иное виденное мной. В Арктике, недалеко от Полярного круга, расстилаются пашни, на пологих склонах зеленеет трава.

 IMG 7498
Пашни Гренландии

В защищённой от этого пронзающего всё тело ветра долине царит чарующая тишина. В далёком фьорде переливается вода с белыми крупицами айсбергов. Помимо этого в Иттилеке произрастает небольшой лес, с елями в человеческий рост. Ничего похожего больше в Гренландии я нигде не видел. Лес этот, или борок, даже закрыт небольшим забором и иронично носит название «детского». В Исландии бытует шутка: «Что делать, если заблудился в исландском лесу? Встать на ноги». В Иттилеке всё именно так, но за неделю настолько привыкаешь к ландшафтам, в которых выживают только кустарники и трава, что любое деревце вызывает самую живую реакцию умиления.

Нельзя не отметить, что епископы не очень жаловали свой пост в Гренландии. За три сотни лет, только половину времени в Иттилеке проживал епископ. Однако даже после того, как в 15м веке в Гренландии не осталось ни одного викинга, архиепископ Бергена продолжал назначать людей в Иттилек. Жива или мертва была паства, не так важно. Главное, чтобы они оставались христианами. Но вскоре о Гренландии забыли, король Норвегии перестал посылать суда с провиантом ещё в начале 15 века, любая связь с поселенцами прекратилась. И только вопрос о христианской природе местных жителей привёл к новому открытию этих земель в 18 веке.

Нуук — столица Гренландии. Население почти 16000 человек, чуть меньше трети от всего населения острова. Город производит впечатление настоящего мегаполиса. Тут и повсеместный асфальт, и невиданные в других городах тротуары, уличное освещение, даже светофоры. Здесь есть и крупный торговый центр, культурный центр с кинотеатром, офисы международных компаний, действительно многоэтажные дома-башни. Жизнь бьёт. В Нууке расположен гренландский парламент. В небольшом светлом здании, вероятно находятся какие-то ещё функции, потому что по его коридорам во время нашего визита бегали дети.

 IMG 7703
Бухта Нуука

Нуук — это современное лицо Гренландии, огромной, но безлюдной северной страны, которая планомерно движется по пути преодоления своего колониального прошлого в поисках собственной идентичности и места в мире. Гренландия, ни много, ни мало, остаётся единственным государством, вышедшим из ЕС, и по собственному желанию. Она вошла туда в составе Дании, но получив автономию, не только покинула ряды ЕС, но и десятилетиями ведёт работу по получению полной независимости от Дании. Сейчас Дания контролирует монетарную политику, сферу международных отношений и оборону, хотя даже береговая охрана подчиняется правительству Гренландии. Подобное стремление к независимости от одного из наиболее либеральных и богатых государств мира, дотирующих бюджет острова на 30%, очень впечатляет.

 1
Центр города

В Нууке предоставляется интересный шанс побывать в современном полярном городе и попробовать на себе некоторые из традиционных городских функций в необычном окружении: прокатиться на общественном транспорте, пообедать в обычном кафе с необычным видом, зайти в местные магазины. В этом есть своя прелесть и интерес. Можно пройтись по жилым кварталам, многие из которых трудно назвать удачными. В 1950гг датчане решили переселять инуитов в города и построили крупные многоквартирные дома, к жизни в которых коренные жители были совсем не приучены. Да и планировка совершенно не учитывала потребности будущих жителей. Дома быстро пришли в упадок и многие из них были снесены, но некоторые ещё на своих местах у самой кромки моря и их хорошо видно при входе в портовую гавань.

С каждым днём мы продвигаемся всё дальше на север, меняются и морские виды. Нахождение на корабле доставляет одно удовольствие. Сервис продолжает радовать, а природа берёт своё, каждая секунда на палубе незабываема. С открытого мостика вечером открывается панорама закатного солнца. Оранжевая полоса неяркого света разливается вдоль горизонта, очерчивая кромку плотного низкого морского тумана, висящего вдалеке. Несколько десятков минут и чёрное смоляное небо заполняется звёздами. А потом начинается северное сияние, я встречал его почти каждый день.

 2

Иногда оно было слабым, едва заметным, иногда ярко переливалось зелёными волнами и всполохами через всё небо. Два луча поисковых прожекторов ночью рыщут по курсу корабля, выискивая те льдины, которые не рассмотрели три радара. На мостике офицеры, сверяясь с картами морского дна, могут подсказать лучшие временные и пространственные точки для наблюдения за китами. И это действительно работает. Нам везло и несколько раз удавалось двигаться по 30-40 минут за расслабленными стаями горбатых китов. Тогда можно слушать их вокализ, наблюдать за фонтами брызг и отслеживать тот момент, когда они совершат медленный прощальный взмах хвостовым плавником, чтобы уйти на глубину. В таких случаях капитан может отключить сонары и эхолокаторы, так как они отпугивают животных. Бывает, что киты появляются внезапно, совсем рядом, но ненадолго. Сделав пару вздохов, они вновь исчезают в толще воды.

 3

Ещё двести лет назад, говорят, когда корабли выходили в море, до самого горизонта были видны фонтаны от их мощного дыхания. Теперь же китов осталось совсем немного. Увидеть серого кита – редкость, синего – огромная удача, нарвалов почти не встречается.

Моё путешествие по Гренландии завершается в Илюлиссате, крупном городе в заливе Диско. Это крайняя северная точка моей поездки, 69й градус северной широты. Здесь находится возможно самая впечатляющая достопримечательность во всей Гренландии – одноимённый ледовый фьорд Илюлиссат. С гренландского это переводится как «айсберги». И это действительно город у айсбергов. Всего в километре от очень узкой скалистой городской бухты находится самый быстрый и мощный ледник во всём Северном полушарии. Он продвигается в среднем на 35-50 метров в день, выбрасывая 20 миллиардов тонн льда в море каждый год. Некоторые айсберги настолько велики, что упираются в сложный рельеф дна устья фьорда и застревают на месяцы и годы, до тех пор пока либо не подтают, либо невероятное давление льда за ними не перебросит их над дном. В такие дни вся бухта оказывается заполнена горами льда и город отрезается от моря. Размах этой ледяной феерии в Илюлиссате неописуем. Некоторые из айсбергов возвышаются над водой на 100 метров. Иногда, как это было в 2008 году, случаются катастрофические распады ледника и откалываются квадратные километры ледяной толщи. И наверное именно в Илюлиссате, завершая путешествие, до конца осознаёшь какой страшный эффект оказывает человечество на планету. За последние 10 лет ледник отступал в 10 раз быстрее, чем в ХХ веке, и эти темпы не снижаются. Ледниковая шапка тает, миллионы китов истреблены, Гренландия решает, начинать ли разработки залежей редкоземельных металлов на охраняемых заповедных землях, чтобы кормить себя, не рассчитывая на Данию.

Городской аэропорт лежит на каменистой пустоши, за небольшой грядой, отделяющей полосу от бухты. Восемьсот асфальтированных метров ВПП вырезаны в скалах, есть две стойки регистрации. Мой рейс до Кангерлуссуака, единственного международного аэропорта Гренландии, задерживается. Сдав багаж, я выхожу из аэропорта и поднимаюсь на гряду, возвышающуюся над бухтой. Со мной рядом стоит инуксук. На сколько хватает глаз в холодных и чистых водах залива Диско высятся льды.

IMG 8462Инуксук над заливом Диско

За две недели они ничуть не утомили, возможно даже, что с каждым днём я проникаюсь к ним и суровым арктическим пейзажам ещё большей любовью.

В какие-то моменты этого волшебного путешествия я не мог отогнать от себя мысль, что нахожусь в идеально срежиссированном спектакле. Часть этого впечатления – идеальная работа всей команды корабля, отвечавших, как за круизную, так и за экспедиционную части путешествия. Но другая часть, чарующая и мистическая, это движение природы, которое, к счастью, не до конца ещё предсказуемо. Всё то, чем наградила нас природа за это время, было волшебным. Движение льдов и воды, закаты и рассветы, северные сияния, ветер, запахи и цвета, а так же флора и фауна Арктики вступали в действие в лучшие моменты. Вылетая из Илюлиссата в Кангерлуссуак, я не знал, что наш маленький самолёт совершает промежуточную посадку в аэропорту острова Аассиаат.

IMG 8528Аэропорт Аасиаат

Во время стоянки в Аассиаате я решил сменить один ряд у иллюминатора на другой. И когда мы вновь поднялись в воздух, то в первые секунды набора высоты во фьорде под нами, я увидел гигантский силуэт кита, поднявшегося к поверхности подышать: от хвоста до кончика головы. Не веря своей удаче и не смея желать большего, я откинулся на сиденье и стал ожидать скорой посадки в Кангерлуссуаке.

specialtravelclub logo

Клуб путешествий Special предлагает морские круизы и индивидуальные туры в Арктику и на Северный полюс, туры в Антарктиду и на Южный полюс, туры и круизы в Южную Америку и на Галапагосские острова, туры и круизы на Дальний Восток и по многим другим уникальным направлениям. Нашими клиентами являются путешественники не только из Москвы и Московской области, но и из многих городов России: Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга, Нижнего Новгорода, Ростова-на-Дону, Краснодара, Казани, Уфы, Челябинска, Самары и др. 

 

© 2002-2017 Клуб путешествий Special