И мечтать по-мальчишески – в дым...

А Н Т А Р К Т И Д А или П О С Л Е Д Н И Й   М А Т Е Р И К

«…И мечтать по-мальчишески – в дым…»
Сергей Есенин

«Я возвращаюсь на юг, как всегда возвращаются к любви…»
Аstor Piazzolla

Предисловие

Каждый мальчишка мечтает стать моряком, летчиком или космонавтом. Став чуть старше, и раздвинув горизонты, с высоты своего теперешнего роста, большинство продолжает мечтать о новых неизведанных землях и хочет стать их исследователями. Многие из нас бредили Северным полюсом, джунглями Амазонки или Антарктидой. И лишь самые отъявленные романтики сохранили эту мечту до того времени, когда, наконец, появилась реальная возможность ее осуществить. Сейчас для этого нужны всего лишь определенная сумма и возможность выкроить из трудового процесса 2-3 недели отпуска. 

Первая попытка

Мое путешествие в ту давнюю детскую мечту о белой шапке планеты началось еще несколько лет назад, когда я осознал, что оба из условий осуществления этой мечты я могу совместить, откладывая нужную сумму (6-7 тысяч долларов) к очередному отпуску в следующем году.
Да и место в каюте, как оказалось, лучше бронировать за год, а билеты на самолет (их три) выкупать хотя бы за полгода. Время для подготовки было, и я начал изучать расписание кораблей и предложения туроператоров.
И тут мне попалось объявление о рекламном туре в марте 2006 года в Южную Америку (Аргентина-Чили-Патагония-Огненная Земля-Антарктика). У оператора оставалось три места и всего пару недель до вылета. Срочно оформляю визы и документы и, уже прилетев в Аргентину, слышу сообщение о том, что в Антарктиду мы не попадем.. Крайняя точка круиза по Патагонии на чилийском корабле «VIA AUSTRALIS» - Ушуайя, самый южный город Земли, «конец света», как его официально именуют в Аргентине, или «ворота в Антарктику», как гласит вторая половина всех граффити, транспарантов и надписей на футболках. Как оказалось, это действительно так. Именно отсюда, от причала Ушуайи, отправляется 95 % всех вояжей к берегам Антарктиды.
Досада на непрофессионализм сотрудников «Кумир-тура» стояла комом в горле, когда я видел корабль, уходящий от причала Ушуайи в Антарктику. А мы в это время ехали в аэропорт, что бы возвратиться после вояжа по Патагонии и Огненной Земле в Буэнос-Айрес. На память об этой поездке остались ракушки с берега пролива Магеллана, варенье из ягод калафате, билетик на кораблик к леднику Перито-Морено и штампик в паспорте с надписью «USHUAIA – Fin del Mundo» и изображением «последнего маяка на планете». 

Снова в Ушуайю

И вот, наконец, через два года после первой попытки и через 190 лет после открытия Антарктиды Лазаревым и Беллинсгаузеном, вместе с двумя спутниками – Владимиром Можейко и Сергеем Кокинским, мы вылетаем в Мадрид, что бы пересесть на самолет до Буэнос-Айреса.
В горде Доброго ветра (буквальный перевод названия столицы) нас ждут заказанная экскурсия, настоящий, сочный аргентинский стейк, и, конечно же, настоящее, пламенное и страстное, как южная любовь, аргентинское танго.
Затем был утренний рейс через Эль-Калафате до Ушуайи. Небольшая задержка посреди патагонской пампы нас не беспокоит – мы по-всякому успеем на первый в этом сезоне рейс в Антарктиду, поскольку имеем в запасе два дня, отведенных нами на знакомство с «Краем Земли». Да и виды на озеро Архентино прямо с аэродрома в Эль-Калафате просто завораживающие! Вдобавок, мы позвонили о задержке Юрию, встречающему нас русскому инженеру-строителю, давно осевшему в Ушуайе и подготовившему для нас замечательную двухдневную экскурсионку по Огненной Земле с непременным национальным парком, озерами, ягненком на углях в обед и крабовым супом на ужин. И я даже затрудняюсь сейчас сказать, что было лучше в этих ужинах – вкусные крабы, потрясающий вид на Кордильеры Дарвина, cолнце, опускающееся прямо в бухту Ушуайи (на языке индейцев племени Ямана это «Длинный Залив На Восток »), самое лучшее вино Аргентины - «Рутини» или неспешная беседа о впечатлениях, накопленных за день. Но вкус того крабового супчика я уже не забуду никогда!



Музей индейцев Ямана



Лучший крабовый суп здесь!



Здесь заканчивается Панамериканское шоссе.



Большие антенны напоминают ,что ты на краю света.



Анды рядом с Ушуаей



Огненная земля.Вид из отеля Лос Каугуэнес на канал Бигль

Через пролив Дрейка

Но вот мы и на корабле. «Любовь Орлова», каюта №400 – наш адрес на ближайшие десять дней. Два слова о корабле: класс – ледовый, 100 м в длину и 16 – в ширину. Высотой с 5-этажный дом, но когда подходит к среднего размера айсбергу, кажется детской игрушкой. Команда русская, что облегчает жизнь, особенно если с английским языком сложности. Пассажиров было 112, из 14 стран, большинство из США и Канады. Русских было трое. Это мы. Команда организаторов круиза – канадской компании «Quark expeditions» - интернациональная. Один из водителей «Зодиаков» (лодки морской пехоты США), на которых нас десантировали на берег – нам повезло – наш соотечественник, вдобавок, как и мы, маньяк-фотограф Володя Селиверстов.
Он здорово нам помогал, за что ему отдельное спасибо и наш привет!
Первый день в море нас порадовал. Выспались. Разница во времени в 6 часов организмом постепенно преодолена. Погода отличная, нас все радует – и то, что вода в раковине закручивается в другую сторону, и то, что мы ходим кверху ногами (по отношению к оставшимся дома), и даже круглый солнечный луч из иллюминатора. Корабль по океану идет – как по асфальту катится, штиль. Зато на второй день старина Дрейк не обманул ожиданий – ледяной ветер сбивает с ног, гонит короткую и частую волну, начинается рябь в 3-4 балла. В библиотеку вынесли корзину с крекерами. Народ появляется к завтраку с розовыми кругляшками пластыря от укачивания за ухом. Мы такого пластыря у себя в Туле не достали. Спасаемся старым моряцким способом –100 грамм и сухарики. Все трое качку переносим нормально. Таких как мы – две трети, что выясняется по присутствию на обеде. В столовой накрыто по-штормовому: мокрые скатерти, чтоб со стола не съезжали вместе с посудой, стулья привязаны к крюкам в полу, стаканы – в тяжелых деревянных решетках налиты только наполовину. Соль и перец – в бумажных пакетиках.
К вечеру появились первые айсберги. Темнеет все позже и позже, ощущаем, что приближаемся к южному полярному кругу, где скоро, через две-три недели, начнется полярный день.
Но вот и Антарктида! Сначала – в виде цепи острых пиков Южных Шетландских островов. Декорацию из древних осыпающихся черных гор со снежными шапками и необычного желто-розового заката оживляет одинокий кит, выдувший фонтан и мелькнувший пару раз над темной водой своей длинной спиной с острым плавником. Через несколько часов хода «Орлова» зашла в шхеры и встала на якорь в бухте острова Half Moon.



Красивый полёт



Так начинается шторм



Заштормило...

Первое утро

А дальше дни сменяли друг друга, как картинки в цветном калейдоскопе. Обычное расписание: 6.30 – подъем, 7.00 – завтрак, 8.30 – высадка на берег, 12.30 – обед на борту, 14.30 – вторая высадка, в 19.00 – ужин, после которого лекция на историческую или натуралистскую тему. Утро в Антарктике, как правило, было очень суровым, даже мрачным. Почти черно-белым. Но часам к 9-10, когда из-за низких, стелящихся по склонам гор, облаков появляется голубое небо, и лучи солнца заставляют снег и айсберги сиять и переливаться, будто бриллиантовый дым в мечтах Остапа Бендера, становится тепло (было даже +6˚С), и лед на воде начинает играть всеми оттенками голубого, бирюзового и изумрудного цветов. И все это на фоне величественных гор, сползающих в океан огромных ледников и айсбергов самых причудливых форм . Картина кажется нереальной и фантастичной, как декорации к мультфильмам Диснея. В такой момент думаешь, что ради этого стоит преодолеть почти 40 000 километров, дважды пересечь пролив Дрейка и пройти мимо мыса Горн. А впереди у нас еще пингвины, котики, тюлени, полярные станции и тысячи, тысячи фотоснимков!



Антарктическая станция "Адмиранте Браун"

Небольшое отступление

Здесь уместна небольшая ремарка. Когда на вопрос «Где был?» я отвечаю – «В Антарктике», почти в половине случаев следующий – «А белых медведей видел?». Многие путают Арктику и Антарктику. А Антарктика называется так потому, что она – противоположность Арктике, то есть Ант(и)-Арктика. Там нет медведей, лис, песцов и полярных сов. Зато есть материк, покрытый трехкилометровым ледяным щитом, есть огромные запасы пресной, идеально чистой, воды в подледных озерах размером с Байкал, полезные ископаемые (выходы малахита видел пингвинов, десятки видов птиц, морские слоны и леопарды, морские львы, тюлени, котики и киты. Наверное, не все еще знают о том, что Антарктида окружена своим собственным океаном. И это не новомодная причуда географов, а реально отличающийся от всех других плотностью и соленостью воды, температурой и живностью, абсолютно самостоятельный антарктический океан. Воды этого Южного (так он именуется на всех новых, выпущенных после 2000 года, картах) океана не смешиваются с водами остальных океанов, что зримо видно при пересечении его границы. Это узкая полоса, называющаяся зоной конвергенции, где «продольные» течения Тихого, Атлантического и Индийского океанов наталкиваются на круговое, идущее вокруг Антарктиды, течение.

Минус 28


С друзьями из Словении. Обычная экипировка для выхода на палубу.

Я не буду подробно писать о маршруте круиза. Даже если обещанная вам организаторами программа будет называться так же и стоить столько же, она не совпадет с нашей. Это зависит от погоды, ледовой обстановки, опыта капитана, капризов ветра и волн. Антарктика непредсказуема. Иногда неожиданно опасна. Но прекрасна всегда.
Это единственный континент, принадлежащий всем и никому в частности, защищенный от колонизации, промышленных загрязнений, частной собственности на недра и прочих примет цивилизации международной конвенцией 1961 года и действующей до 2012 года. Что будет потом – неизвестно. Вполне вероятно, что этот заповедник, последний экологический резерв планеты, исчезнет с необратимыми для этой цивилизации последствиями. Просто превратится в очередную помойку.
Когда мы были на украинской полярной станции «Академик Вернадский», я спросил у полярников, ощущают ли они последствия глобального потепления? В ответ один из них, Юра, сказал с грустью:
- Минус 28.
- Что «28»? – переспросил я.
- Самая низкая температура этой зимой. А в конце 90-х, когда мы приняли станцию, было в среднем около - 40С. 
Но нам с погодой везло – никаких катаклизмов и всего пару дней с порывистым ветром и короткой снежной метелью, без солнца. Кстати, солнце в Антарктике очень коварно – обгореть можно быстрее, чем на Карибах. Отражения от воды, льда и снега при идеальной прозрачности чистейшего воздуха за полчаса делают из европейца-блондина краснокожего (а точнее, простите, краснорожего) дикаря. Да и снежная слепота – вполне распространенная болезнь в высоких широтах. Солнцезащитные очки надо брать обязательно и выбирать потемнее.



Антарктике все возрасты покорны

Круиз на «Зодиаке»

В один из дней, у острова Петерман, льды закрыли нам выход на берег. (Бывает и не такое! Шедший одновременно с нами в двухстах километрах выше ледокол «Капитан Хлебников», зайдя на последнюю ночевку в одну из бухт, утром обнаружил себя зажатым «тяжелыми» льдами в этой бухте, как в ловушке. Попытки пробраться между льдинами привели к тому, что он был затерт льдами несколько суток и смог вырваться, только когда направление ветра совпало с отливом. Всю эту эпопею мы слышали в почти непрерывных переговорах вице-президента «Quark expeditions» Андрея Гостникова (и там есть наши люди!), ходившего с нами на «Орловой» и капитана ледокола «Хлебников» Виктора Васильева. 
Так вот, вместо высадки на берег у нас в этот раз был круиз на «Зодиаках». Такой драйв и такую красоту в обычной жизни не встретишь! Льдины шуршат под тонким днищем резинового «Зодиака», ты пятками чувствуешь все их неровности и бугорки, а иногда их приходится просто отталкивать ногами, что бы не пропороть борта. А самое главное, есть возможность подойти вплотную к айсбергу и обойти его вокруг, помня, впрочем, о том, что он может в любую минуту расколоться или перевернуться. В этих условиях гораздо острее воспринимаются величие здешнего пейзажа, бескрайность просторов Антарктики и красота этих ледяных глыб, самая большая из которых, между прочим, была размером с Бельгию – 335 х 97 км. Через два часа, пока мы кружили вокруг айсбергов и фотографировали тюленей, загоравших на льдинах, сменился ветер, и акватория очистилась от мелких плавучих льдов, дав нам после обеда возможность высадки на берег, где мы наблюдали за пингвиньими свадьбами и катались с горы на «пятой точке».



Ледник оседает в воду



А это кто приплыл?



Малютка Орлова

Антарктика – рай для аллергиков и фотографов

Еще немного об айсбергах. Это антарктическая феерия цвета, форм и размеров! Никакая видео- и фотосъемка не могут передать всей полноты игры тонов и полутонов, искр и сияния отдельных льдинок, многообразия оттенков изумрудного цвета воды и сапфирового - в разломах льда, ультрамарина гротов, и глубокой, иногда доходящей почти до черноты, синевы полуденного неба. Низкий и сильно разреженный озоновый слой и характерные только для этих широт, скользящие почти горизонтально лучи солнечного света делают пейзаж сказочным настолько, что зрители не верят, что ваши фотографии - это не фотошоп, а реальность.
В Антарктиде рай не только для фотографов, но и для аллергиков – там нет пыльцы, пыли и, как это ни удивительно, почти нет влажности. Расстояния из-за этого скрадываются, видимость увеличивается в несколько раз. Чтобы подойти к берегу, до которого, кажется, рукой подать, корабль на крейсерской скорости в 10 узлов тратит несколько часов. Эта кристальность воздуха, бриллиантовое сияние льдов, нежные оттенки неба и теплый спектр лучей низкого солнца рождают у всякого фотографа восторг и эйфорию, что выливается в целые десятки гигабайтов отснятых фотографий.



Баклан



Любовь Орлова



Колония пингвинов Чинстрап



Острые пики Антарктических гор

Черный лед

Есть еще один характерный для Антарктики цвет – черный. Цвет скальной породы, цвет пингвиньих шубок, цвет льда. Самый древний, самый твердый лед абсолютно прозрачен. Плавая на поверхности воды, он, не отражает, а полностью пропускает солнечный свет. Являясь, по сути, застекленным окном в океан, демонстрирует нам черноту глубин. Создается обманный эффект, будто лед и в самом деле черный. Кстати, прозрачность воды, по последнему замеру полярников «Вернадского» - 21 метр!

Полярные станции «Вернадский» и Локрой

Украинская станция «Академик Вернадский» знаменита на всю Антарктиду своим экзотичным баром, расположенным на втором этаже жилого корпуса в бильярдной. Надпись у входа гласит: «BEST BAR IN ANTARCTICA!». Небольшая деревянная стойка украшена разноцветными вымпелами и бюстгальтерами разных размеров и расцветок. Девиз бара – «Отдай свой бюстгальтер – и выпивка бесплатно!». Два бармена за стойкой не успевают разливать горилку по 2 доллара за рюмку тем, кто бюстгальтера не отдал или не имел. 
Еще на «Вернадском» нас впечатлили тоннель на запасной причал, прокопанный в снегу высотой больше трех метров, и огромный закут с картошкой, от которого стало сразу как-то теплее и пробудились воспоминания о далеком социалистическом детстве.
Вторая станция, которую мы посетили – Порт Локрой на острове Гудьер. Это одна из первых станций в Антарктике, Организация Антарктического Наследия Великобритании сделала в ней музей. Локрой - одно из самых посещаемых мест, так как здесь есть настоящая королевская почта с почтовым ящиком и небольшой сувенирный магазинчик с открытками, дисками, брелками и майками.
Пингвины тут живут прямо под нависшим над скалой фундаментом станции, заходят в дверь без стеснения, проверяют на причале присланный груз, тормоша посылки своими клювами. Две милые барышни, живущие сейчас на станции, уже устали гонять их из-под ног и прятать грузы под брезент, иначе пингвины все приспосабливают на стройматериалы для своих гнездовий. 


Птицы, стремящиеся стать рыбами.



Субантарктический пингвин

Вообще, пингвины очень забавные, во многих моментах похожие на суше на людей, а в воде – на дельфинов. Мы застали брачные игры и момент появления первых яиц у пингвиних. Ухаживания у них очень романтичные. Самцы, вытягиваясь в струнку и задрав клюв к небу, поют «серенады». Когда же выбор свершился, пара находит место для гнезда, желательно, на надежных скалах, а не на тающем снегу. Самец для гнезда приносит в клюве по камушку до нескольких сотен камней, иногда за 500-700 метров в гору, выравнивая ими дно гнезда по горизонтали. После каждого принесенного камушка пингвин делает маленькую паузу, застыв рядом с самкой. И в этот момент, как и в период ухаживаний, они церемонно (увидев это раз сто, так и не понял, как они ухитряются делать все абсолютно синхронно) наклоняются друг к другу, будто кланяясь, касаются друг друга головами и клювами и шипят как лебеди.
Но есть и такие хитрецы, которые никуда не ходят, а нахально воруют камушки у соседей.
Иногда случаются и драки. Пингвины забавно наскакивают грудью на обидчика, молотя его при этом крыльями со скоростью хорошего вентилятора, и клюют друг друга. А соседи, которым этот шум не нравится, кричат и шипят на драчунов, клюя того, кто вторгся в их жизненное пространство до тех пор, пока забияка не будет выдворен за пределы колонии. Ведь у каждой пары своя территория и определенные дорожки для прохода к ней. Очень похоже на наши дачные 
кооперативы. А к берегу от этих кооперативов идут протоптанные в снегу дорожки, настоящие пингвиньи хайвеи, ведущие к удобным невысоким спускам со снежного карниза к воде. Прыгают пингвины невысоко – примерно на высоту своего роста, сантиметров на 50. По крайней мере, я выше прыжков не видел, даже когда они от морского леопарда спасались. Мы встретили пингвинов трех видов: генту - красноклювые с белой короной на голове (Pygoscelis papua), чинстрап – в черной шапочке с завязкой под подбородком (Pygoscelis antarctica), и самых маленьких, неуклюжих пузанчиков адели (Pygoscelis adeliae), которые так когда-то напомнили начальнику французской антарктической экспедиции Д’Юрвилю его жену, что он назвал их ее именем.

Кресты на Десепшн

На двух высадках мы видели могилы с крестами, на которых вырезаны имена тех первых исследователей Южного континента, что не смогли возвратиться домой. А на острове Десепшн (что в переводе «обман» - вроде видишь обычный остров, но, найдя узкий боковой проход наш корабль буквально втискивается в открывшуюся внутреннюю бухту) мы оказываемся в кольдере живого вулкана. Здесь всем разрешено искупаться, так как вода у берега здесь теплее. А если выкопать яму, глубиной около метра, то можно сидеть в теплой ванне. Это место было очень популярно в 19 веке у китобоев. В черном вулканическом песке, как памятники той эпохи, до сих пор лежат два остова китобойных шхун. Последняя станция прекратила здесь свое существование уже в наше время, всего несколько десятилетий назад, из-за очередного извержения.
Аргентинская экспансия

Видели мы и несколько аргентинских станций на островах и на самом континенте. Многие из них сезонного действия, на 2-3 летних месяца, а большинство вообще законсервированы. У Аргентины огромные территориальные притязания на Антарктический полуостров и близлежащие земли. На всех ее картах аргентинские власти выделяют сегментом свою, как они считают, территорию от Южного полюса до побережья шириной, равной самой Аргентине. И огромное количество в этом секторе красных домиков с их полосатым бело-голубым флагом призвано, видимо, показать всему миру, что скоро это будет их земля.

Эпилог

Побывав в Антарктиде, гораздо острее ощущаешь себя частью природы, гораздо ближе становятся проблемы мировой экологии. Начинаешь понимать, что потерять эту потрясающую красоту – огромное преступление перед человечеством и всей Вселенной.
Однажды, во время круиза на «Зодиаке» Володя выключил мотор. В полной тишине мы услышали шипение. Это выходил из тающих в воде (+4ºС) льдинок законсервированный сотни лет назад чистейший воздух. Я положил одну такую шипучую льдинку за щеку и почувствовал вкус воды, которую пили древние люди. Воды, несшей в себе память земли о том времени, когда еще не было машин и искусственных химических соединений. В этом – один из ответов на вопрос, зачем надо было ехать в такую даль. 
Еще за тем, чтобы увидеть эти восхитительные пейзажи, подставить лицо вольному океанскому ветру, вдохнуть его полной грудью и нырнуть вместе с пингвинами в кратер вулкана. И выскочить, опережая их, увидев рядом черные блестящие глаза голодного морского леопарда.
Ну и за тем, что бы мечтать «по-мальчишески, в – дым» уже о чем-то другом, о новом, но столь же далеком и прекрасном, как Антарктида!




Сергей Терехов.
Тула, февраль 2010

specialtravelclub logo

Клуб путешествий Special предлагает морские круизы и индивидуальные туры в Арктику и на Северный полюс, туры в Антарктиду и на Южный полюс, туры и круизы в Южную Америку и на Галапагосские острова, туры и круизы на Дальний Восток и по многим другим уникальным направлениям. Нашими клиентами являются путешественники не только из Москвы и Московской области, но и из многих городов России: Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга, Нижнего Новгорода, Ростова-на-Дону, Краснодара, Казани, Уфы, Челябинска, Самары и др. 

 

© 2002-2017 Клуб путешествий Special